Не так давно в Тирасполе президент непризнанной республики Шевчук объявил, в очередной раз, о реализации результатов референдума и начала процесса присоединения к Российской Федерации.

В очередной раз Москва прибегает к попыткам дестабилизации ситуации в регионе. Как известно, Кишинев постепенно готовиться к поглощению Румынией. Об этом свидетельствуют как тесные экономические, зависимые связи, так и контроль над армией в виде тесного сотрудничества молдавских и румынских генштабов. В истории такое уже было, Румыния помогала организационно и логистически молдавской армии во время Приднестровской войны.

Очевидно, что данное сближение, которое может перерасти в объединение, не выгодно Кремлю. Отсюда и видим корень возгласов из Тирасполя. Единственная задача и цель существования ПМР – это плацдарм в Северном Причерноморье и оттягивания в случае определенных конфликтов (как на пример Война на Донбассе) вооруженных сил Украины или Молдавии на себя. Что собственно и происходит если наблюдать за передвижениями ВСУ.

Почему же тогда риторика Тирасполя блеф? Все довольно просто. Приднестровье это анклав. Он не имеет той инфраструктуры для логистики какую имеет к примеру Калининград. У Тирасполя нет своего аэропорта (точнее есть аэродром под него, который за российский счет перепрофилируется, но нет возможности использовать его в виду отсутствия разрешения использования воздушного пространства Молдавии и Украины). Нет выхода к морю, нет внятной системы ж\д путей. По факту выходит так, что Тирасполь более зависим от Одессы и Кишинева, чем от подачек Москвы. Поэтому говорить о реальном присоединении Тирасполя к России не имеет под собой очевидных перспектив как для самой ПМР, так и для элиты в первую очередь. Ведь в противном случае перекрываются огромные каналы контрабанды и какой-никакой но легальной торговли.

Вопрос Приднестровья как отдельного государственного образования на карте будет на повестке дня еще долго и решать его рано или поздно придется. Это в первую очередь в интересах жителей республики в которой уровень жизни довольно низкий, но для этого нужна политическая воля Киева и Кишинева (читай Бухареста) и отсутствия влияния Кремля в регионе.

Глеб Парфенов